Вспомнить всё! Исповедь одной мамы

Как и многие родители, я пропустила момент, когда мой сын вырос и изменился: милый, послушный ребенок превратился во вспыльчивого, недовольного всем на свете подростка.

Я, конечно, замечала частые перемены настроения: всплески безудержной энергии, когда “малыш” с меня ростом скакал до потолка и самозабвенно читал рэп прямо на кухне, и апатия, сонливость, вспышки агрессии и горькие замечания: “Жизнь – дерьмо” и “Я повешусь”, но не придавала особого значения – все пройдет, возраст такой. Как и многие родители, я наивно полагала, что если я своего ребенка люблю, кормлю и одеваю, то этого вполне достаточно, чтобы он спокойно развивался и был счастлив. На что-то еще у меня, как и у большинства, просто не оставалось сил и времени.

Но вот настал момент, когда ссоры стали слишком часты и даже во время примирений не возникало доверия. Я раздражала его своими советами и просьбами, а мои безобидные шутки относительно чрезмерного внимания к своему внешнему виду его обижали и выводили из себя. Он, в свою очередь, сердил меня своей ленью, вечным недовольством и иногда откровенным хамством с явным подтекстом: “Вот такая я скотина. Ну и что? Чем хуже ты обо мне думаешь – тем лучше!”. Кроме того, мы ругались из-за денег. Покупаю ему дорогущий свитер и джинсы, надеясь, что оценит, а он через день заявляет, что свитер ему не подходит по стилю, а еще у него нет нормальных кроссовок, да и карманные расходы – сущие копейки: надо бы раза в два больше. Как тут сохранить самообладание? На мои робкие жалобы родственники и друзья советовали быть строже, не распускать, не поддаваться на провокации, быть твердой. Пробовала. Становилось только хуже.

Решение пришло неожиданно и совсем не оттуда, откуда я его ждала. Я вдруг вспомнила свои собственные беды, обиды и терзания, когда была в таком же возрасте, как и мой взрослый малыш. Теперь, прежде чем отругать, запретить, выразить обиду и рассердиться, я говорила себе: “Влезь в его шкуру. Пойми, что им движет. Так ли уж он плох, как хочет казаться? Вспомни себя”.

Он не нападает, он – защищается!

Я была из “хороших” девочек. Но мама хвалила меня редко, скорее, наоборот. Однажды она кому-то даже сказала: “Я не могу ее хвалить, она же моя дочь. Это как себя нахваливать!”. Смешно вспомнить, но иногда я думала, что меня взяли в детском доме! И это несмотря на то, что мои родители меня действительно любили. Я вспомнила это ужасное чувство, когда от тебя ждут успехов, а ты недотягиваешь. Не умея справиться с эмоциями и верно понять родителей, я огрызалась и грубила в ответ на нотации и замечания, ощущая одновременно и вину, и обиду.

В 12-14 лет пухлость и кудрявые волосы стали настоящим испытанием: кудри не укладывались в модные прически, пухлость – в джинсы. А еще прыщи и высокий рост! Прическа, фигура, одежда были важнейшими инструментами поднятия самооценки, и любое мало-мальски негативное высказывание или даже взгляд очень больно ранили. В то время мне отчаянно нужна была уверенность в том, что я достаточно умна, талантлива и хороша.

Еще раз прожив – в воспоминаниях – свои тогдашние ощущения, я поняла причину некоторых наших ссор и попробовала научиться любить без условий!

Я перестала критиковать: “Лучше бы сама полы помыла, только грязь размазал!”, “Оценка “хорошо”? А почему не “отлично”? Ты же говорил, что все выучил?”, “Смотри-ка, опять прыщик вылез”.

Я стала принимать все то новое, что для него было ценно: сленг, прическу, одежду, музыку, книги, формат общения.

Демонстрировать любовь!

Однажды после ссоры я написала сыну письмо-записку, которое начиналось примерно так: “Ты же знаешь, как я тебя люблю: я всю жизнь буду тебя поддерживать и заботиться, но мне вчера было очень больно слышать…”. Это произвело на него гораздо большее впечатление, чем я могла подумать. Теперь время от времени я и теперь уже он пишем смс-ки или просто говорим друг другу (иногда в шутливой форме) о своих чувствах.

Учиться быть слушателем и не отгораживаться фразами: “Мне сейчас не до этого” – или: “Что там у тебя, давай по-быстрому!”. А еще лучше самому время от времени ненавязчиво вызывать на откровенные разговоры, например во время совместного обеда или поездки. Только не стоит пытаться давать советы и комментировать “с высоты прожитых лет” – лучше просто внимательно слушать.

Лень лени рознь!

Навыки принимать решения, спокойно преодолевать трудности и безоговорочно верить в себя пришли гораздо позже, а тогда любая неудача и промах, будь то в учебе или отношениях, воспринимались как собственное несовершенство: бесталанность, никчемность и тотальная невезучесть. Все это, естественно, вызывало приступы апатии и лени: “Раз так, все бесполезно!”.

Я поняла, мой сын – еще не взрослый. У него высокий рост, он смотрит “взрослые” фильмы, но так же нуждается во мне, как и ребёнок. Только в отличие от ребёнка вместе с помощью и поддержкой ему нужна еще свобода и независимость. И я решила вселять уверенность!

 

Всегда искренне хвалю и поощряю любой успех – от вымытой посуды до победы в олимпиаде, можно и вознаградить материально.

Никогда не предлагаю готовых решений: “Ты знаешь, как надо поступить: просто представь результат своего выбора и пойми, нравится он тебе или нет”.

Ненавязчиво контролирую, чтобы всегда доводил начатое до конца.

Мы учимся договариваться и оговариваем заранее размер карманных денег на неделю,суммы и график приобретения вещей на сезон.

Всегда выполняю то, что обещала.

Слежу за тем, чтобы и сын выполнял свои обещания.

Конечно, и сейчас наши отношения не всегда безоблачны, но появилось главное – доверие и обоюдное желание находить бесконфликтные решения. Я перестала бояться, что мой сын вырастет хамом, лентяем и эгоистом. Я просто поверила в него! Когда промах или отчаяние тут же начинают приписывать твоему плохому характеру или дурной наследственности, даже уверенный в себе человек начнет сомневаться, что уж говорить о подростках.

Надежда Ростова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *