ВАРЯ

Однажды у нас в доме поселилась ворона. У Варвары было сломано крыло, и я отвезла ее в клинику, где ветеринар Серёжа примотал крыло к туловищу, чтобы косточки срастались, не тревожась.

53Варя ходила по квартире, вся в бинтах, как раненый боец, и кошки уступали ей дорогу, с уважением глядя на здоровенный шнобель. Развлекалась Варвара тем, что проводила изыскания в мусорном ведре, переходила вброд кошки Дуси миску с водой, тырила всё, что плохо лежало и прятала под диваном. Иногда она выкрикивала неприятным голосом громкие слова на внеземном языке.
Очевидно, в наращивающем новые кости организме не хватало кальция, потому что Варя ушла за диван и стала тайно есть штукатурку вместе с побелкой, предварительно оторвав от стены кусок обоев. К тому времени, когда я обнаружила это дело, в стене была выклевана большая дыра размером и глубиной с чайную чашку.
Знающие люди подсказали мне, что есть такая штука – церезит, им, дескать, можно быстро и надежно залатать стену. Я пошла в строительный магазин, чтобы раздобыть пару горстей этого самого церезита, и вернулась домой с двадцатипятикилограммовым мешком – меньше они не продавали.
В старой Дусиной миске я развела церезит теплой водой до состояния крутого теста, замазала дырку и ушла пить чай в ожидании, когда тесто затвердеет и можно будет сверху наклеить обои.
А тем временем Варвара, обнаружив знакомую миску, привычно влезла в нее с ногами и задремала, грея их в теплых остатках церезита.
Раствор оказался качественным: когда я пришла посмотреть на дело рук своих, обнаружила, что церезит стал твердым, как камень – и на стенке, и в миске. Варвара стояла в нем, как памятник вороне, и миска с окаменевшим церезитом была ей постаментом.
Снова повезли птицу в клинику. Ветеринар Серёжа сказал, что в его практике это первый случай, но ничего, не надо бледнеть лицом, сейчас что-нибудь придумаем. Он поставил миску с Варварой на середину стола и стал ходить вокруг него кругами. А Варя вертела башкой и ругалась.
Потом Серёжа пластырем заклеил птице клюв, чтобы та не покусала ему руки, взял такую штуковину, похожую на шпатель с острым концом, молоток, и стал отсекать лишнее.
Это была ювелирная работа. Мне было поручено держать Варвару, чтобы она не повредила больное крыло. У меня потом неделю болели мышцы рук, как будто я укрощала дикого мустанга.
В конце концов, Варькины ноги были вычленены из каменного плена, и Сережа, мокрый и злой, вручил мне грязную и лохматую ворону, с ногами, густо усеянными кусочками церезита, поскольку их отдирать шпателем Серёжа не рискнул.
Теперь Варваре было чем заниматься дома: она скрупулезно чистила ноги, обкусывая с них понемногу твердый раствор. Церезит она не выплевывала, а глотала, и я, обеспокоившись, позвонила ветеринару. Ничего, спросила я, что ворона использует церезит в качестве закуски? На что Сережа бодро сказал, что он знавал ворон, которые глотали гвозди и канцелярские скрепки – и ничего.
Пример с гвоздями меня успокоил, и я перестала искать на Варварином лице признаки дискомфорта.
А еще через неделю мы снова поехали к Серёже, и он размотал Варвару, пощупал освободившееся крыло и удовлетворенно поцокал языком.
А потом мы с Дусей поехали возвращать Варю в дикую природу, но это уже другая история. Могу только сказать, что всё закончилось хорошо.

Людмила Старцева

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *