РУКОВОДСТВО ДЛЯ ОДИНОКИХ РОДИТЕЛЕЙ (Carl E. Pickhardt. KEYS TO SINGLE PARENTING)

Untitled-14Карл Пикхарт – практикующий американский психолог и писатель, проживающий в Остине (Техас).
Предлагаем вашему вниманию его советы разведенным и овдовевшим родителям. Автор рассказывает о различных способах восстановления душевного равновесия, рекомендует варианты решения первоочередных задач. В этом полезном руководстве рассматриваются как повседневные проблемы, так и экстремальные ситуации.
Перевод с английского Ю. Муравьевой.

Продолжение. Начало в №12, 2014

Отнесёмся с пониманием к усталому двенадцатилетнему мальчику, сердито заявляющему: “Иногда я хотел бы развестись с ними обоими и жить один!”.
Родители должны эмоционально завершить свой развод, чтобы искренне поддерживать контакт ребенка с бывшим супругом, радуясь перемещению ребенка из одного дома в другой.
Возникают определенные обстоятельства, когда родитель-опекун действует в интересах ребенка так, что второму родителю это не нравится. Если родитель-опекун занимает позицию, обидную и несправедливую для его бывшего супруга, у последнего это может вызвать ярость, что зачастую приводит к конфликту.
Что это за позиции? Две наиболее распространенные связаны с безопасностью и содержанием детей. И то, и другое предполагает, что родитель-опекун должен следить за благополучием детей, контролируя обращение с ними во время встреч со вторым родителем и постоянно оценивая домашние финансовые потребности.
Договориться с родителем-неопекуном относительно его поведения бывает непросто, если бывший супруг считает, что происходящее во время его встречи с детьми не имеет никакого отношения к родителю-опекуну. Ничуть не легче разбираться с денежными вопросами, когда бывший партнер уверен, что первоначальное решение насчет содержания детей должно оставаться без изменений. Родителъ-неопекун неправ в обоих случаях.
Родитель-опекун несет постоянную ответственность за правильную оценку того, что может случиться во время визита, а также гарантирует удовлетворительное качество материальной поддержки. Избегая открыто вступаться за ребенка, чтобы не обидеть родителя-неопекуна, он идет на поводу у бывшего супруга. “Лучше я спрячу свои проблемы поглубже – не стоит высказывать претензии и злить отца моего ребенка”.
Такой родитель-миротворец, возможно, пренебрегает основными потребностями своих детей или смотрит на их обиды сквозь пальцы. Да, чтобы решиться на неприятный разговор с сердитым бывшим супругом, требуется смелость.

Безопасность детей
Родители-одиночки обязаны информировать бывшего супруга о тревогах детей, которые они смеют выражать вслух только дома. Главное – безопасность детей. Предположим, что, рассказывая о своей встрече с отцом, ребенок делится с матерью своими огорчениями:
• «Меня слишком часто оставляют одного»
• «На меня возлагают больше обязанностей, чем я могу осилить»
• «Мне обидно, что со мной так обращаются»
• «Меня слишком сильно наказывают»
• «Я боюсь того, что может случиться»
• «Я не верю, что обо мне позаботятся»
• «Иногда я вообще боюсь туда идти»
• «Иногда я думаю, что не дай бог туда вернуться»
К таким утверждениям нужно отнестись очень серьезно. Одинокая мать должна выслушать, а потом попросить ребенка уточнить, что именно его беспокоит. Объяснив ему свои дальнейшие шаги, она должна сообщить бывшему супругу, что определенная манера поведения и некоторые обстоятельства вызывают у ребенка тревогу. Беспокойство должно быть выражено в форме описанного поведения и описанных ситуаций, имевших место. Хотя отец может иначе интерпретировать рассказ ребенка, одинокой матери следует подчеркнуть, что ее заботят не столько факты, сколько чувства ребенка. Она совершенно не намерена выдвигать в адрес бывшего супруга обвинения, но хочет сделать встречи как можно более приятными для ребенка. Родитель-одиночка предоставляет второму родителю информацию только для того, чтобы его встречи с детьми стали положительным событием.
Мать должна объяснить бывшему партнеру: «Я хочу, чтобы ты знал: я очень высоко ценю то время, которое ты проводишь с нашими детьми, и я хочу, чтобы оно шло на пользу и тебе и детям. Вот почему я решила рассказать тебе это».
В ответ на такое уважительное отношение в большинстве случаев живущий отдельно отец охотно внесет изменения, улучшающие качество визитов.
Если же родитель-неопекун отказывается признать, что, принимая у себя детей, причиняет им страдания или рискует причинить вред, одинокая мать должна занять оборонительную позицию. Ей может понадобиться обратиться за помощью к адвокату по семейным делам или в какое-нибудь агентство по защите прав детей, чтобы прекратить их продолжающиеся страдания или предотвратить вероятный вред. Иногда одного знания о том, что власти извещены, бывает достаточно, чтобы заставить родителя-неопекуна действовать более ответственно.
Если ребенка в гостях оскорбляют, пренебрегают им, употребляют при нем наркотики или пьют, если с ним обращаются грубо, неосторожно, жестоко или подвергают какой-либо другой опасности, то это свидетельствует не просто о безответственности родителя-неопекуна. В такой же степени все это свидетельствует и о безответственности опекуна, осознанно подвергшего ребенка опасности.
Слыша просьбу увеличить размер алиментов, родитель-неопекун часто чувствует себя оскорбленным, ведь он и так уже дает достаточно. Кроме того, платя больше, он не получает взамен никакой выгоды. А если он повторно вступает в брак, новый супруг (или супруга) бывает возмущен дополнительными расходами, идущими на нужды старой, а не новой семьи.
Выдвигая подобное требование, родителю-одиночке лучше всего запастись бумагой, документально подтверждающей существующие потребности.
Представьте на суд бывшего супруга следующее:
1. Список основных расходов по содержанию ребенка на момент развода.
2. Пересмотренный список, основанный на увеличении трат в связи с ростом ребенка и инфляцией.
3. Перечень непредвиденных расходов, которые возникли со времени официального договора.
4. Подтверждение возросших расходов на содержание ребенка со стороны самого родителя-опекуна.
Просьба увеличить алименты свидетельствует о том, что родителю-одиночке приходится тратить больше, чем прежде. Всё, чего он (или она) просит, это чтобы бывший супруг тоже принял участие в заметно возросших затратах.
Как развод не ставит окончательную точку в браке, потому что бывших супругов связывают дети, так же и развод не закончится прежде, чем последний ребенок дорастет до того возраста, когда сам сможет себя обеспечить. С завершением финансовой зависимости бывших партнеров по браку заканчиваются и их обязательства по отношению друг к другу.
Развод – это предмет выбора, по крайней мере, одного из партнеров, смерть же не выбирают. Развод не обязательно лишает детей возможности видеть второго родителя; смерть навсегда отнимает эту возможность. Конфликт и отчуждение обычно характеризуют завершающийся разводом брак, беспокойство и заботливый уход часто предшествуют смерти супруга.
Овдовевшего отца или мать вступление в новую жизнь часто травмирует, ведь оно сопровождается неожиданной потерей супруга и родителя для детей.
Необходимо отдавать должное оплакиванию утраты в процессе реорганизации семьи, которую подстерегает множество непредвиденных проблем. Хотя с ними сложно справиться, эти практические требования перестройки на самом деле поддерживают в горе. Они отвлекают некоторую часть внимания на решение житейских проблем и диктуют действия, необходимые для продолжения жизни.
Ответственность за детей требует, чтобы овдовевшие родители превозмогали боль и выходили из кризиса.
Что делать с печалью? Делить ли овдовевшим родителям личное горе с детьми или запереть его в себе, быть сильными и не увеличивать детскую боль выражением собственной? Ответ – разделять свою боль, но в определенных пределах.
Дети учатся справляться с жизненными невзгодами, наблюдая пример родителей. Так, время траура – это время смоделировать для детей как нужно оплакивать утрату: осознать, выплакать и постепенно освободиться от боли, вызванной этой утратой. Родитель, не показывающий своего страдания, чтобы защитить детей, может невольно научить их тоже скрывать свои чувства. Так уничтожается детская потребность осознать, выразить, а затем проститься с собственной болью.
Другая крайность – когда убитые горем отец или мать, полностью зависящие от детской эмоциональной поддержки, взваливают на их плечи непосильную ношу. Таким детям приходится жертвовать собственными переживаниями, связанными с тяжелой утратой, чтобы поддержать несчастного родителя. Оптимальный путь лежит посередине. Овдовевший родитель, найдя поддержку в детях, может разделить с ними некоторые потери, вызванные смертью супруга.
Продолжение в следующем номере

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *