БИТВА ЗА МЕЧТУ

На Новый Орлеан опускалась ночь… На грубых досках палубы речного парохода, укрывшись грязной бычьей шкурой, пытался заснуть худой лохматый человек с орлиным профилем и безумными глазами. Его звали Джон Джеймс Одюбон.
Уснуть ему мешали мокрая одежда, голод и, конечно, мысли.

Untitled-32 copy Мог ли тогда Джон Одюбон представить себе, что почти через двести лет в элегантном зале лондонского аукциона Sotheby’s один из коллекционеров купит книгу гравюр с его рисунков «Птицы Америки» за 11,5 миллиона долларов, а самого Одюбона журналисты назовут «великим американским натуралистом XIX века»?
Самоучка в науке и искусстве, свободолюбивый искатель Джон Джеймс Одюбон, родился 26 апреля 1785 года в краях, сегодня известных как Гаити. Его отцом был французский капитан и плантатор Жан Одюбон, мать – молодая женщина, «мадемуазель Рабен», умерла вскоре после родов.
Мальчик рос непослушным юнцом, избалованным доброй мачехой, и не отличался прилежностью в учебе. Отсутствие старательности компенсировалось невероятным любопытством, особенно сильным по отношению к природе. Вместо занятий он часто убегал в поля, возвращаясь с птичьими яйцами и гнездами, лишайниками и цветами. Все это Джон зарисовывал. Вскоре стало очевидно: маленький Одюбон – талантливый художник.
К сожалению или счастью, у юного дарования был жесткий консервативный отец. Жан Одюбон был участником Войны за независимость, и легкомысленный нрав сына пришелся ему не по вкусу. Было решено: 18-летний Джон отправляется в Америку, чтобы стать успешным коммерсантом. Педантичный Жан Одюбон все продумал: к северо-западу от Филадельфии он купил ферму Милл-Гроув и заключил договор о партнерстве с молодым Фердинаном Розье, обладающим характером и деловой хваткой. Свободолюбивому сыну французского капитана, казалось, была проторена отличная дорога.
Но Джон Одюбон забывает о наставлениях отца и, поселившись в Милл-Гроув, предается любимым занятиям. Позже Одюбон писал: «Охота, рыбалка, рисование и музыка занимали все мое время – я не знал забот и ни о чем не беспокоился».
Однако идиллия в Милл-Гроув продолжалась недолго. Скоро, по настоянию отца, непослушный сын возвращается во Францию и затем – снова в Америку, где, совместно с уже упоминавшимся Фердинаном Розье, основывает «коммерческое предприятие» в Луисвилле (Кентукки).
Тут надо сказать еще об одном важном событии в жизни Джона: в Милл-Гроув он встретил стройную красотку Люси Бейквелл, дочь хозяина соседней фермы Уильяма, и был ею сражен. (Забегая вперед, признаем: не будь этой женщины, жизнь Одюбона сложилась бы, вероятно, совсем иначе).
Если молодой Одюбон и не был состоятельным человеком, то он, по крайней мере, был человеком, подающим некоторые надежды, и по возвращении в Америку ему удалось убедить скептически настроенного Уильяма Бейквелла, что они с Люси должны пожениться. Их семейная жизнь началась в Луисвилле, где на следующий год появился на свет их первый сын, Виктор.
Шло время, но Джон никак не мог привыкнуть к жизни коммерсанта. Амбиции не давали Одюбону покоя, а страсть к рисованию птиц с каждым днем становилась все сильнее. К тому же бизнес продвигался неважно. Во время вынужденных сплавов на баржах, в которые партнеры пускались в поисках лучших мест для торговли, Одюбона больше интересовали новые леса. Джон охотился на лебедей с индейцами племени шауни, изучал жизнь пернатых. На одной из стоянок компаньоны распрощались навсегда – Одюбон и Люси продолжили свое путешествие и со временем обоUntitled-33 copyсновались в Хендерсоне.
Судьба будто говорила Одюбону: ты делаешь не то, что должен, ты не делец, а художник, и Одюбон решил сделать карьеру с помощью своего искусства.
Отбросив все предрассудки, вместе с тринадцатилетним учеником Джозефом Мейсоном он отправился в путешествие на барже, оставив дома в Цинциннати Люси и к тому моменту уже двух сыновей.
Люси приходилось быть матерью и отцом, учителем и кормильцем. Ей хватало на это духа, более того, она всегда защищала и поддерживала Одюбона, когда все вокруг считали его недальновидным мечтателем и глупцом. Биограф Одюбона Франсис Хобарт Херрик так писал о Люси: «Без ее стараний и жертвенной преданности мир никогда бы не узнал про Одюбона. Его многообещающий талант затерялся бы в лесной глуши Юга и Среднего Запада».
Для Одюбона настало время погони за мечтой. Его мечта была безумна и необычна: нарисовать американских птиц в натуральную величину в их естественном окружении – всех, от колибри до орла. Но кто сделает с рисунков гравюры и опубликует такую работу?
Впереди их ждал Новый Орлеан и большие огорчения. Вскоре после отъезда из Начеса Одюбон обнаружил, что забыл одну из своих папок с рисунками на берегу. В отчаянии он пишет в своем дневнике: «Нет ни малейшей надежды снова увидеть их – все 150 или 160 рисунков растащат на баржи и в дома, где живут люди самого низкого пошиба, – несомненно, мои рисунки послужат украшением их гостиным или будут прибиты к какому-нибудь рулевому веслу». Но деваться было некуда, и они продолжили путешествие.
Когда в январе 1821 года Одюбон стоял на пристани Нового Орлеана, его будущее, и как бизнесмена, и как художника, казалось весьма туманным. А тут еще у него украли бумажник. Он не потерял деньги, так как у него ничего не было, но пропали все рекомендательные письма. Только несколько заказов на портреты позволили Одюбону и Мейсону не умереть с голоду.
Многие женщины позднее стали моделями для его портретов или пользовались его услугами в качестве учителя рисования и музыки. Но заказы на портреты и уроки истощали художника. Лишь возвращение потерянной папки с рисунками, которая, к счастью, обнаружилась в Начесе, развеяло его мрачное настроение: в Ливерпуле, куда он вскоре приехал, с блеском прошла выставка его работ. Люди шли, люди толпились в залах, люди платили деньги, чтобы увидеть его птиц! Он писал сыну: «…Моя выставка привлекла внимание всего бомонда, и английские лорды смотрят на птиц, как на чудо».
В Эдинбурге, когда Одюбон показал свои работы знаменитому граверу Лизарсу, тот воскликнул: «Боже мой! Я никогда раньше не видел ничего подобного!». Лизарс согласился сделать гравюры, отпечатки и раскрасить их вручную. «Птицы Америки» должны были выйти в виде огромного фолианта со страницами размером 68 на 101 сантиметр.
Мечта стала реальностью. Книга «Птицы Америки» произвела настоящий фурор, и в орнитологии, и в искусстве. На гравюрах были изображены живые дикие птицы в их естественном окружении. Одюбон создал уникальную, полезную для многих ученых-натуралистов, книгу, в которой все 497 американских птиц были нарисованы в натуральную величину.
С годами силы и энергия Одюбона не убывали. В 1829 году он переехал к Люси в Луизиану, куда она перебралась, получив место учительницы. Он снова рисовал. В своих экспедициях от Флориды до полуострова Лабрадор он обнаруживал новые виды птиц.
В 1839 году, обосновавшись в Нью-Йорке, он выпустил малое издание «Птиц Америки» и начал серию рисунков «Четвероногие Северной Америки», путешествуя по реке Миссури. Эту работу закончили его сыновья и преподобный Джон Бэчман из Чарлстона (Южная Каролина), выдавший своих дочерей за сыновей Одюбона.
Имение Одюбона находилось там, где сегодня пролегают и пересекаются Бродвей, Амстердам-авеню, West 153-я, 154-я, 155-я улицы, Audubon Terrace. Имения там давно нет. На этом месте находятся Trinity Church Cemetery и Church of the Intercession. Джон Одюбон похоронен у входа на кладбище со стороны W. 155-й улицы, рядом с церковью. Недалеко от этого места неожиданно открывается огромная стена жилого дома, стоящего через дорогу, вся разрисованная местными художниками-энтузиастами. На стене нарисованы огромные птицы и портрет самого Джона Одюбона, почему-то повернутый вертикально.
…В доме, построенном Одюбоном для Люси, он угас 27 января 1851 года, в последний раз произнеся: «Проходя тысячи миль, годами ночуя на голой земле…».

Дэвид Джеффри
Из журнала National Geographic
(№89, февраль 2011)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *